Электронный журнал
Категория: Экология и питание

Авторы: В.М. Коденцова, О.А. Вржесинская, Д.Б. Никитюк, В.А. Тутельян 

 

Для того чтобы охарактеризовать динамику витаминной обеспеченности населения РФ с 1987 г. по настоящее время проанализированы результаты 16 исследований обеспеченности витаминами С, А, Е, В2, В6 мужчин и женщин трудоспособного возраста (около 1200 человек) из различных регионов, проведенные в 2015–2017 гг., по распределению частот недостаточности того или иного витамина и сопоставлены с частотой недостаточной обеспеченности населения в предыдущий период. Произошедшее в предыдущее 10-летие статистически значимое улучшение обеспеченности населения витамином С продолжилось и в 2015–2017 гг. Дефицит этого витамина практически перестал встречаться. Сниженный уровень в сыворотке крови витамина А встречается достаточно редко (за исключением пациентов с туберкулезом, коренных жителей труднодоступного поселка за полярным кругом, беременных женщин, особенно к III триместру). По сравнению с предыдущим периодом сохраняется достаточно редкая встречаемость недостатка витамина Е. Дефицит витамина В2 по прежнему обнаруживается у значительного количества обследованных (диапазон 25–75й перцентиль находится на уровне 30–50%) и встречается примерно с той же частотой, что и в предыдущий период. Недостаток витаминов группы В у взрослого населения по-прежнему имеет место значительно чаще, чем недостаточность витаминов А, Е и С. Частота выявления сочетанного дефицита 3 витаминов и более (включая помимо витаминов С, А, Е, В2 и β-каротина также витамины D, В6, В12, фолаты) в настоящее время колеблется в диапазоне от 5 до 39%. В этих же пределах находится частота обнаружения лиц, обеспеченных всеми витаминами. Для решения проблем витаминной недостаточности у населения возникла настоятельная необходимость законодательного закрепления и/или принятия нормативных актов, регламентирующих обязательное обогащение пищевых продуктов массового потребления (хлеба и молока) витаминами D и группы В.

Ключевые слова: витамины, концентрация в крови, обеспеченность витаминами, недостаточность витаминов, взрослое население.

 

Недостаточное потребление витаминов приводит к снижению адаптационного потенциала человека, а также выступает фактором риска развития многих алиментарно-зависимых заболеваний. Обследования, выполненные в 1980–1990-е гг., выявили дефицит витаминов у значительной части взрослого населения, проживающего в различных регионах России [1]. Результаты этих исследований были использованы для научного обоснования и реализации одной из основных задач государственной политики в области здорового питания на период до 2020 г., утвержденной распоряжением Правительства РФ от 25.10.2010 № 1873-р, касающейся развития производства пищевых продуктов, обогащенных незаменимыми компонентами, продуктов функционального назначения, специализированных пищевых продуктов диетического (лечебного и профилактического) питания и биологически активных добавок (БАД) к пище, в том числе для питания в организованных коллективах (трудовые, образовательные и др.) с целью сохранения и укрепления здоровья населения, профилактики социально значимых заболеваний, обусловленных неполноценным и несбалансированным питанием.

В настоящее время сохраняются негативные тенденции в питании россиян, проявляющиеся в превышении энергопотребления над энерготратами, избыточном потреблении жира и добавленного сахара, а также обусловленные снижением для большинства россиян доступности вследствие удорожания мясных, рыбных и молочных продуктов [2–6]. В последние годы несколько повысился и уровень знаний населения о здоровом питании и пользе и необходимости обогащения рациона витаминами. Произошло некоторое расширение ассортимента обогащенных витаминами пищевых продуктов массового потребления и специализированных пищевых продуктов, предназначенных для отдельных категорий населения, и повысилась частота использования в рационе витаминно-минеральных комплексов и витаминсодержащих БАД к пище [4, 7].

Однако нельзя не отметить, что, вопреки огромному мировому и отечественному опыту использования витаминов в питании, время от времени возникает предвзятое отношение к добавленным витаминам у значительной части населения, иногда даже у медицинских работников, что тормозит решение проблемы коренного улучшения пищевого статуса и здоровья населения нашей страны. В настоящее время отсутствуют четкие представления об общих объемах производства и уровне потребления обогащенных микронутриентами пищевых продуктов и витаминсодержащих БАД к пище, их реальном вкладе в улучшение витаминного статуса различных групп населения как в целом по стране, так и в различных регионах.

Хотя большинство исследований последних лет посвящено изучению обеспеченности различных групп населения витамином D [7, 8] и некоторыми другими отдельными витаминами [9–13], проведено достаточное количество одномоментных (поперечных) исследований обеспеченности отдельных групп населения одновременно несколькими витаминами [14–25].

Цель работы – охарактеризовать динамику витаминной обеспеченности населения РФ с 1987 по 2017 г.

Материалом для данной аналитической статьи послужили результаты, опубликованные в соавторстве с сотрудниками ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии» (Москва) Н.А. Бекетовой, О.В. Кошелевой, О.Г. Переверзевой, А.А. Сокольниковым и др. в журналах «Вопросы питания», «Вопросы диетологии» и др. [15–25] в соавторстве и при административно-организационной поддержке сотрудников ФБУН «Нижегородский НИИ гигиены и профпатологии» Роспотребнадзора, ФГБОУ ВО «Самарский государственный медицинский университет» Минздрава России, НИИ гигиены и экологии человека ФГБОУ ВО «Самарский государственный медицинский университет» Минздрава России, ФГБОУ ВО «Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова» (Москва), ГАУЗ «Республиканский клинический противотуберкулезный диспансер» Минздрава Республики Татарстан (Казань) и других организаций.

В работе были проанализированы результаты 16 обследований обеспеченности витаминами С, А, Е, В2 и В6 взрослых мужчин и женщин трудоспособного возраста (около 1200 человек) из различных регионов страны [Москва, Екатеринбург, Нижний Новгород, Самара, Архангельск, Рязань, Казань, Республика Саха (Якутия)], проведенные в 2015–2017 гг. [15–25], которые были сопоставлены с данными по оценке обеспеченности населения этими же витаминами, полученными в предыдущие периоды [1]. Все обследования проводили во время плановой диспансеризации или плановых медицинских осмотров при наличии письменного согласия обследуемых.

Об обеспеченности витаминами традиционно судили по уровню в сыворотке или плазме крови, взятой натощак у обследуемых лиц из локтевой вены. Концентрацию витаминов А (ретинола), Е (суммы α-и γ-токоферолов), β-каротина определяли с помощью высокоэффективной жидкостной хроматографии (ВЭЖХ), рибофлавина – флюоресцентным методом титрования рибофлавинсвязывающим апобелком, аскорбиновой кислоты в свежеполученной сыворотке (плазме) крови – методом визуального титрования реактивом Тильманса [1]. В качестве критериев обеспеченности ис следуемыми витаминами использовали обоснованные в наших предыдущих исследованиях величины, приведенные в работе [1]. Об обеспеченности витамином В6 судили в ранних исследованиях по концентрации пиридоксаль-5’-фосфата в сыворотке крови, измеренной с помощью ВЭЖХ [1], и по концентрации витамина В6, измеренной иммуноферментным методом с помощью коммерческих наборов. Лиц с показателями, не достигающими нижней границы нормы, считали недостаточно обеспеченными витамином. В каждой группе обследованных оценивали частоту выявления сниженной концентрации витамина (недостатка витамина), т.е. относительное количество лиц с дефицитом того или иного витамина, и долю лиц с сочетанной недостаточностью нескольких витаминов. Для анализа использовали подход, заключающийся в статистической обработке в каждый изученный период распределения частот недостаточности того или иного витамина среди групп населения обследованных регионов. За 1987–1993 гг. были проанализированы результаты 8 обследований, за 1996–2001 гг. – 7 обследований, за 2003–2009 гг. – 22 обследования, за 2015–2017 гг. – 16 обследований.

На рис. 1 представлены характеристики распределения частоты выявления дефицита витамина С в динамике. Из данных, представленных на рис. 1, следует, что произошедшее в предыдущее десятилетие статистически значимое улучшение обеспеченности населения витамином С, подтверждавшееся уменьшением медианы, сдвигом диапазона 25–75-й перцентиль в область более низких значений, а также снижением максимального количества лиц с дефицитом аскорбиновой кислоты, продолжилось и в 2015–2017 гг. Дефицит этого витамина практически перестал встречаться. Возможным объяснением уменьшения распространенности С-гиповитаминоза среди населения является заметно возросшее, по данным Росстата, потребление населением России пищевых источников этого витамина – овощей и бахчевых, а также фруктов и ягод (99–105 и 71–73 кг в год в среднем на члена домашнего хозяйства против соответственно 84–89 и 36–62 кг в 2003–2008 гг.) [26].

Рис.1. Изменение относительного количества лиц с недостаточностью виатмина С среди взрослого населения (n=2734), оцениваемой по уровню в сыворотке (плазме) крови

            *Здесь и на рис. 2, 3: прямоугольник включает 25 – 75й перцентиль, точкой обозначена медиана, а также указаны пределы колебаний.

 

Как следует из рис. 2А, сниженный уровень витамина А в сыворотке крови встречался достаточно редко (за исключением пациентов с туберкулезом, коренных жителей труднодоступного поселка за полярным кругом, беременных женщин, особенно к III триместру). Такая же обеспеченность характерна для европейских стран, в которых риск недостаточного потребления витамина А оценивается как крайне низкий [27, 28].

По сравнению с предыдущим периодом сохраняется редкая частота обнаружения сниженного уровня в сыворотке крови витамина Е (рис. 2Б).

Рис. 2. Изменение относительного количества лиц с недостаточностью витаминов А (А) и Е (Б) среди взрослого населения (n=3368), оцениваемой по их уровню в сыворотке (плазме) крови.

 

Согласно данным, представленным на рис. 3А, дефицит витамина В2 в 2015–2017 гг. встречался примерно с той же частотой, что и в предыдущий период, существенно снизившись с начала века. Однако недостаточность витамина В2 по-прежнему обнаруживалась 25–75-й перцентиль находится на уровне 30–50%. Это, по-видимому, связано с недостаточным потреблением населением РФ молочных продуктов [26]. С некоторым отставанием от витамина В2 наметилась тенденция к улучшению обеспеченности витамином В6 (рис. 3Б). Однако отчасти это может быть обусловлено различными методами оценки обеспеченности организма витамином В6: в последние годы использован иммуноферментный метод определения витамина В6 в сыворотке (плазме) крови, а в более ранние годы – ВЭЖХ или оценка с помощью ПАЛФ-эффекта.

Рис. 3. Изменение относительного количества лиц с недостаточностью витамина В2 (А, n=3246 ) оцениваемой по их уровню в сыворотке (плазме) крови, и витамина  В6 (Б, n=1352) среди взрослого населения.

 

В настоящее время недостаток витаминов группы В у взрослого населения по-прежнему встречается значительно чаще, чем недостаточность витаминов А, Е и С.

Поскольку в предыдущие годы обеспеченность витамином D не исследовали, сопоставление относительного количества лиц, обеспеченных всеми витаминами и с одновременным дефицитом 3 и более витаминов, с предыдущим периодом не правомочно, тем более что недостаток витамина D является самым распространенным по сравнению с дефицитом других витаминов. Частота выявления сочетанного дефицита 3 и более витаминов (включая помимо витаминов С, А, Е, В2 и β-каротина также витамины D, В6, В12, фолаты) в 2015–2017 гг. колебалась в диапазоне от 5 до 39% [16–25]. В этих же пределах варьировала частота обнаружения лиц, обеспеченных всеми витаминами. В среднем обеспечены всеми витаминами 14% взрослых; полигиповитаминоз имели 22% обследованных. В целом на фоне существующей в той или иной мере недостаточности витамина D частота полигиповитаминозов не претерпела принципиальных изменений по сравнению с предыдущим десятилетием.

Для решения проблем микронутриентной недостаточности у населения возникла настоятельная необходимость законодательного закрепления и/или принятия нормативных актов, регламентирующих обязательное обогащение хлеба и молока – продуктов, которые ежедневно потребляются большинством населения, микронутриентами (витамины D, группы В), дефицит которых наиболее часто обнаруживается у населения России.

С целью продвижения принципов витаминизации питания как важнейшего компонента здорового питания необходимо продолжить эпидемиологические обследования (мониторинг) состояния питания и витаминной обеспеченности населения страны; внедрять новые образовательные технологии для системы высшего и дополнительного профессионального образования, подготовки специалистов и кадров высшей квалификации в сфере медицины, биологии, агропромышленного комплекса и педагогики, образовательных программ для начальной и средней школы, а также организовать освещение данных о пользе использования витаминов для коррекции их недостаточности в питании в средствах массовой информации.

 

Финансирование

Поисково-аналитическая работа по подготовке рукописи проведена за счет средств субсидии на выполнение государственного задания в рамках Программы фундаментальных научных исследований Президиума РАН (тема № 0529-2018-0111).

 

Литература

  1. Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Спиричев В.Б. Изменение обеспеченности витаминами взрослого населения Российской Федерации за период 1987-2009 гг. (к 40-летию лаборатории витаминов и минеральных веществ НИИ питания РАМН) // Вопр. питания. 2010. Т. 79, № 3. С. 68–72.
  2. Мартинчик А.Н., Батурин А.К., Пескова Е.В., Кешабянц Э.Э. Михайлов Н.А. Потребление йогурта и снижение риска избыточной массы тела и ожирения среди взрослого населения // Вопр. питания. 2016. № 1. С. 56–65.
  3. Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Рисник Д.В., Никитюк Д.Б., Тутельян В.А. Обеспеченность населения России микронутриентами и возможности ее коррекции. Состояние проблемы // Вопр. питания. 2017. Т. 86, № 4. С. 113–124.
  4. Коденцова В.М., Вржесинская О.А. Анализ отечественного и международного опыта использования обогащенных витаминами пищевых продуктов // Вопр. питания. 2016. Т. 85, № 2. С. 31–50. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=25867816.
  5. Еганян Р.А., Розанов В.Б., Александров А.А., Зволинская Е.Ю., Пугоева Х.С. Изучение особенностей характера питания в выборке мужчин 41–44 лет, проживающих в Москве // Профилакт. мед. 2017. Т. 20, № 6. С. 76–82. doi 10.17116/profmed201720676-82.
  6. Мартинчик А.Н., Батурин А.К., Кешабянц Э.Э., Фатьянова Л.Н., Семенова Я.А., Базарова Л.Б. и др. Анализ фактического питания детей и подростков России в возрасте от 3 до 19 лет // Вопр. питания. 2017. Т. 86, № 4. С. 50–60.
  7. Коденцова В.М., Рисник Д.В. Витамин D: медицинские и социально-экономические аспекты // Вопр. диетологии. 2017. Т. 7, № 2. С. 33–40. doi: 10.20953/2224-5448-2017-2-33-40.
  8. Козлов А.И., Вершубская Г.Г. Сывороточный 25-гидроксивитамин D в различных группах населения России, Украины и Беларуси (систематический обзор с элементами метаанализа) // Физиология человека. 2017. Т. 43, № 6. С. 135–146.
  9. Лиманова О.А., Торшин И.Ю., Сардарян И.С., Калачева А.Г., HababpashevA., KarpuchinD. и др. Обеспеченность микронутриентами и женское здоровье: интеллектуальный анализ клинико-эпидемиологических данных // Вопр. гин., акуш. и перинатол., 2014. Т. 13, № 2. С. 5–15.
  10. Бойко Е.Р., Потолицына Н.Н., Бойко С.Г., Ларина В.Е., Зеленов В.А. Обеспеченность населения Севера жирорастворимыми витаминами // Вопр. питания. 2008. Т. 77, № 3. С. 64–67.
  11. Корчин В.И., Лапенко И.В., Макаева Ю.С. Сравнительная обеспеченность витаминами А, Е, С взрослого населения северного региона // Символ науки. 2015. № 12-2. С. 212–217.
  12. Колесникова Л.И., Даренская М.А., Гребенкина Л.А., Шолохов Л.Ф., Рашидова М.А., Долгих М.И. и др. Тиреоидный статус и витамины-антиоксиданты у девушек различных этносов // Рос. физиол. журн. 2015. Т. 101, № 2. С. 214–221 .
  13. Колесникова Л.И., Даренская М.А., Гребенкина Л.А., Осипова Е.В., Долгих М.И., Семенова Н.В. Анализ антиоксидантного статуса и фактического питания студенток // Вопр. питания. 2015. Т. 84, № 4. С. 66–73.
  14. Вильмс Е.А., Турчанинов Д.В., Юнацкая Т.А., Сохошко И.А. Оценка витаминной обеспеченности населения крупного административно-хозяйственного центра Западной Сибири // Гиг. и сан. 2017. Т. 96, № 3. С. 277–280. doi: 10.18821/0016-9900-2017-96-3-277-280.
  15. Вржесинская О.А., Коденцова В.М., Бекетова Н.А., Кошелева О.В., Ворожко И.В., Махмутов И.Ф. и др. Обеспеченность витаминами пациентов противотуберкулезного диспансера // Вопр. диетологии. 2016. Т. 6, № 4. С. 23–28. doi: 10.20953/2224-5448-2016-4-23–28.
  16. Горбачев Д.О., Бекетова Н.А., Коденцова В.М., Кошелева О.В., Сокольников А.А., Сазонова О.В. и др. Оценка витаминного статуса работников Самарской ТЭЦ по данным о поступлении витаминов с пищей и их уровню в крови // Вопр. питания. 2016. Т. 85, № 3. С. 71–81.
  17. Бекетова Н.А., Погожева А.В., Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Кошелева О.В., Переверзева О.Г. и др. Витаминный статус жителей Московского региона // Вопр. питания. 2016. Т. 85, № 4. С. 61–67.
  18. Бекетова Н.А., Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Кошелева О.В., Переверзева О.Г., Солнцева Т.Н. и др. Оценка витаминного статуса студентов московского вуза по данным о поступлении витаминов с пищей и их уровню в крови // Вопр. питания. 2015. Т. 84, № 5. С. 64–75.
  19. Бекетова Н.А., Коденцова В.М., Абрамова Т.В., Сокольников А.А., Гмошинская М.В., Кошелева О.В. и др. Витаминный статус беременных женщин, проживающих в Московском регионе: влияние приема витаминно-минеральных комплексов // Фарматека. 2017. № 3. С. 41–45.
  20. Бекетова Н.А., Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Кешабянц Э.Э., Сокольников А.А., Кошелева О.В. и др. Обеспеченность витаминами жителей сельских поселений российской Арктики // Вопр. питания. 2017. Т. 86, № 3. С. 83–91.
  21. Вржесинская О.А., Сазонова О.В. и др. Оценка витаминного статуса работников нефтеперерабатывающих предприятий (Самарская область) по данным о поступлении витаминов с пищей и их уровню в крови // Вопр. питания. 2017. Т. 86, № 6. С. 94–102.
  22. Кошелева О.В., Бекетова Н.А., Коденцова В.М., Переверзева О.Г., Сокольников А.А., Ворожко И.В. и др. Оценка витаминного статуса пациентов с артериальной гипертензией и ожирением // Вопр. диетологии. 2016. Т. 6, № 2. С. 22–29. doi: 10.20953/22245448-2016-2-22-29.
  23. Бекетова Н.А., Погожева А.В., Коденцова В.М., Вржесинская О.А., Кошелева О.В., Переверзева О.Г. и др. Витаминный статус жителей Московского региона // Вопр. питания. 2016. Т. 85, № 4. С. 61–67.
  24. Вржесинская О.А., Бекетова Н.А., Коденцова В.М., Кошелева О.В., Сокольников А.А., Раджабкадиев Р.М. и др. Витаминный статус студентов Северного государственного медицинского университета // Профилакт. мед. 2018. Т. 1, № 21. С. 40–44. doi: org/10.17116/profmed2018211.
  25. Бекетова Н.А., Морозова П.Н., Кошелева О.В., Вржесинская О.А., Переверзева О.Г., Коденцова В.М. и др. Обеспеченность витаминами и характер питания работников металлургического производства (г. Нижний Новгород) // Вопр. питания. 2016. Т. 85, № 2. Прил. С. 84–85.
  26. Социальное положение и уровень жизни населения России. Статистический сборник Росстат. URL:http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/doc_1138698314188. (датаобращения: 09.02.2018)
  27. Flynn A., Moreiras O., Stehle P., Fletcher R.J., Muller D.J., Rolland V. Vitamins and minerals: a model for safe addition to foods // Eur. J. Nutr. 2003. Vol. 42, N 2. P. 118–130.
  28. Serra-Majem L., Ortega R., Aranceta J., Entrala A., Gil A. Fortified foods. Criteria for vitamin supplementation in Spain // Public Health Nutr. 2001. Vol. 4, N 6A. P. 1331–1334.

 

Источник: журнал «Вопросы питания», том 84 №2, 2018

Чтобы оставить комментарий, Вам необходимо авторизоваться (либо зарегистрироваться)

Комментарии

  • Комментариев пока нет